воскресенье, 11 марта 2018 г.

Неправомерное применение антиэкстремистского законодательства в России в 2017 году

Санкции в отношении библиотек. В 2017 прокуратуры продолжали подвергать библиотеки санкциям, обусловленным противоречиями между законом «О библиотечном деле», предписывающим не ограничивать доступ читателей к фондам, и антиэкстремистским законодательством, требующим исключить массовое распространение запрещенных материалов. Прокуратуры предъявляют библиотекам самые разные претензии, начиная с факта наличия в фондах запрещенных материалов, хотя законных оснований для удаления таковых у библиотек нет, и кончая содержанием библиотечных уставов, в которых не оговаривается запрет на распространение экстремистских материалов[32]. Иногда библиотекарей штрафуют за обнаруженные в фондах запрещенные материалы по ст. 20.29, как если бы они намеренно их распространяли, однако сведений о конкретных подобных кейсах за 2017 у нас нет. Вопиющий случай с вынесением приговора по уголовной статье бывшему директору Библиотеки украинской литературы в Москве Наталье Шариной мы описали выше. Чаще всего речь идет о прокурорских протестах в отношении библиотечных уставов и представлениях об устранении нарушений законодательства о противодействии экстремистской деятельности, в результате которых библиотеки проводят сверку литературы с Федеральным списком экстремистских материалов и принимают дисциплинарные меры в отношении ответственных сотрудников. По нашим данным [33], в 2017 было наложено не менее 155 подобных санкций на руководство библиотек, включая школьные (в 2016 не менее 281). Хотя наши данные заведомо неполны, они позволяют проследить тенденцию к уменьшению числа таких санкций. Видимо, это связано с тем, что сотрудники библиотек в основном разобрались в особенностях существующего законодательства и стали проявлять повышенную бдительность, позволяющую благополучно преодолевать прокурорские проверки.
Еще
 http://www.sova-center.ru/misuse/publications/2018/03/d38945/

Комментариев нет:

Отправить комментарий